Институт
Устав института
 
Администрация
 
Наши сотрудники
 
Директоры института
 
Новые издания
 
Известные чуваши, проживающие за пределами республики
 
Научная библиотека
 
Научный архив
Навигация
О нас говорят
 
Чувашский гуманитарный вестник
 
Чувашская энциклопедия
 
Сотрудники института - ветераны Великой Отечественной войны
 
Сайты-партнеры
 
Реквизиты
Календарь
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Опрос

Архив
Август 2017 (2)
Май 2017 (23)
Апрель 2017 (58)
Март 2017 (39)
Февраль 2017 (42)
Январь 2017 (17)

Ссылки

Официальный портал органов власти ЧР

Министерство образования РФ

Российский гуманитарный научный фонд

Высшая аттестационная комиссия

Портал органов СМИ ЧР

Чувашское книжное издательство

 
Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия тут.
Чувашский государственный институт гуманитарных наук » ТОЧКА ЗРЕНИЯ. ДРЕВНИЕ И НОВЫЕ ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ. И КОЕ-ЧТО О ЗАГАДКАХ ЧУВАШСКОГО ЯЗЫКА
ТОЧКА ЗРЕНИЯ. ДРЕВНИЕ И НОВЫЕ ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ. И КОЕ-ЧТО О ЗАГАДКАХ ЧУВАШСКОГО ЯЗЫКА
Категория: ---, Дата: 2.05.2017, 17:56, Просмотров: (111)
С. Е. Малов
ДРЕВНИЕ И НОВЫЕ ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ
(Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. - Т. XI. Вып. 2. - М., 1952. - С. 135-143)
________________________________________

Настоящая статья представляет некоторые дополнения к прежним классификациям тюркских языков, которые остаются в силе, частично с поновлениями, и теперь. Здесь вводятся в качестве классификационных признаков еще тенденции озвончения и опереднения звуков. Языки при этом классифицируются без детального уточнения в историческом аспекте.
Из прежней относящейся к данной теме главной литературы я здесь мог бы указать: классификацию акад. В. В. Радлова [1], изложенную проф. П. М. Мелиоранским в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона [2], "Некоторые дополнения [3] к (этой) классификации турецких языков" [4]. Есть еще статья акад. Ф. Е. Корша "Классификация турецких племен до языкам" [5]. Эта классификация Ф. Е. Корша затрагивает и морфологию, что, разумеется, весьма необходимо, но это (т. е. морфология) уже выходит из рамок данной, статьи [6].
Отдельные, первые по времени, тюркские слова и даже целая фраза ("гуннская") имеются в записях китайцев, относящихся к началу нашего летосчисления.
А тюркские языки по памятникам письменности самих тюрков нам известны приблизительно от V-VI вв. нашего летосчисления.
К этому времени, например, можно относить некоторые манихейскне рукописи и каменописные памятники из бассейна р. Таласа и Енисея. За это время о тюркских языках мы можем заключить, что они имели уже до того довольно большую историю; не только трудно, но и невозможно допустить противное.
Языки по этим памятникам представляют собой результат очень большого развития и, таким образом, можно с несомненностью предположить, что тюркские языки, которые мы знаем и которые мы без особого труда могли бы понять, т. е. тюркские языки в настоящем их, известном нам, составе и теперешней конституции были за несколько веков до нашего летосчисления, веков за пять! Уходить же дальше, в глубь веков, в историю тюркских языков нам не позволяет наше знание, или, лучше сказать, - наше незнание. Разумеется, и дальше, в глуби веков, были тюркские языки, но их мы со своим теперешним знанием не поняли бы; нам неизвестны были бы какие-либо звуковые чередования, особые фонетические законы и тогдашняя лексика, особенно по каким-либо реалиям древних тюрков.
Обычно историю тюркских народов и тюркских языков в Средней и Центральной Азии и в Европе начинали с истории тюркской кочевой империи в VI в. на востоке и с булгар па западе. До этого же времени народы - скифы, саки, гунны и другие причисляются только отчасти, в малой своей части, к тюркам. Отсутствие ясного упоминания у историков в составе главной, центральной народности какого-либо государства тюркского элемента, разумеется, не говорит за то, что его в этом государстве (например, гуннов и др.) совсем не было. Как в новое время, так и прежде было в этом отношении одно и то же. Как и в новое время, наряду с господствующим государственным народом, на "тюркской" территории могли быть, и действительно были, и другие, крупные и мелкие народы, вкрапленные в эту центральную государственную организацию и связанные с ней административным прессом, экономикой, географическим единством, далеко не всегда языком, и своим кровным происхождением.
Я не могут ответить, где впервые появились, образовались и жили тюрки: на востоке - в Центральной или Средней Азии и Сибири или на западе - в южнорусских степях или в Волжско-Уралmском бассейне [7]. Могу только сказать, что и за пять веков до н. э. тюрки жили там же, где они живут главным образом (с малыми исключениями) и теперь. В Европе древнейшими местами обитания тюрков были: р. Дунай, нижнее и среднее течение Волги, бассейн Урала. В средней Азии они жили около культурных стран Хорезма, Согда и др. Тюрки проникали и на Кавказ и в Малую Азию. В юго-западных частях Сибири места тюрков - Алтай, Хакасия, в Монголии и около оазисов древних культурных очагов Китайского Туркестана.
У меня остается без ответа вопрос: кто древнее - болгары-чуваши на западе (Дунай и Волга) или уйгуры на востоке - в Центральной Азии, или они одновременны?
Народами с относительно древними языками на основании данных больше археологии и истории, чем языка, считались, например, такие тюрки: в Европе признаются за древних тюрков чуваши [8]; они считаются прямыми потомками дунайских и волжских булгар; булгары же, по историческим данным, считаются выходцами из среды гуннов. Еще башкиры считаются древним народом, тоже имеющим касательство к гуннам, например, по мнению крупнейшего археолога проф. Н. И. Веселовского.
В Азии в древние века объединяющим терминологическим названием для крупных тюркских народов одно время были огузы и тугю (кит.) и другие тюркские, более малочисленные племена, например, ягма и др. Далее, в Центральной Азии были историческим старым народом уйгуры.
Миграции не имели того влияния и значения в истории тюркских языков, каковые им обычно приписывают. Тюрки Алтая, киргизы и отчасти хакасы минусинской степи и на Дальнем Востоке якуты - вот народы-переселенцы давнего и недавнего времени из более южных и юго-западных и центральных широких степей Европы и Азии. По берегам речек и среди гор Алтая оседали и скрывались при разного рода исторических переворотах и крупных исторических переменах остатки многих, возможно когда-то крупных, тюркских родов: здесь в бассейне каждой речки и в каждой долине теперь живет свой народ со своими обычаями и языком, отличающимся, и иногда существенно, от языка соседа, проживающего тут же рядом через какую-либо речушку или гору.
Признавая со всеми тюркологами, что восточные тюркские языки в настоящее время, вообще говоря, представляют более древнюю картину, древнее западных тюркских языков, я могу только сказать, что те языки являются древними, в которых больше сохранилось предполагаемых наукой древних языковых фактов, так что, например, татарский язык или башкирский - это новые языки, но одновременно это и древнейшие языки. Видно, что они прожили уже большую и долгую жизнь, "перетирались" с другими соседившими языками (финскими, славянскими и др., нам не известными). Так что изначально, так сказать, они ничем не уступают в своей древности своим восточным собратьям-языкам, но в западных тюркских языках превалируют теперь уже многие новые элементы, заменившие собой древние. Здесь, в западных тюркских языках больше звонких звуков, чем глухих; в середине слов между гласными и в конце слов произошло уже большое изменение - опереднение звуков: вместо задних согласных появились гласные и полугласные долгие, более переднего ряда. Здесь отсутствуют "первоначальные" долготы. Вот, по-моему, важные (далеко не все!) языковые признаки для характеристики этих западных языков, которые являются одновременно признаками новых языков, и обратное отношение в этих случаях мы имеем в древних тюркских языках.
Я считаю, что на западе тюркской территории издавна, т. е. задолго до V в. до н, э., из многих племенных языков образовались две языковые группы: одна по характеру языков хазаро-булгарско-чувашская, а другая - башкиро-татарско-кыпчакско-мишарская. Эту последнюю для избежания недоразумения с хронологией (татары XIII в.!) лучше называть только "мишарской", так как с термином "мишарь" никакой историко-хронологической путаницы, надо, думать, не произойдет. Наличность на западе этой мишарской (татарской) языковой группы с древнейших времен для меня, с языковой точки зрения, не подлежит никакому сомнению. Западно-тюркские языки показывают, что они прошли слишком большую и долгую жизнь, они испытали на себе много разных влияний и пр. Это не могло произойти в очень короткий срок. Все переселения тюрков из Центральной Азии, какие мы знаем (например, гунны, монголо-татары, киргизы), не произвели на западе того языкового влияния и переворота в пользу восточнотюркских языковых элементов, какие можно было ожидать, если бы здесь на западе не было бы уже своих установившихся и отстоявшихся издавна западнотюркских языков [9].
О древних булгарах (чувашах) на Дунае и Волге имеются ясные исторические данные- Что же касается мишарской (татарской) группы языков, то наличие этой группы, особой от группы булгаро-чувашской, можно еще выводить из обитания на Урале башкир, которых арабские путешественники X в. считают жителями тех же мест, где они живут и теперь, и считают тюрками с тюркским языком. Булгарская группа тюркских языков и мишарская группа - это два особых языковых мира - как теперь, так и особенно тогда, в древнее время, о котором у нас идет речь. Но все это, разумеется, тюркские языки.
Кроме вышеупомянутой языковой группы Урала и Поволжья, в Средней и Центральной Азии была, можно думать, довольно компактная узбекско-уйгурская группа с давним иранским соседством и в силу этого с большими иранскими прослойками в своем языке. К ней близко примыкает на юго-западе Сибири группа языков "туба": тувинский, тофаларсквй, древнекиргизский, шорский, хакасский, якутский. Все эти группы языков образовались в своем теперешнем, положении, или точнее: поднялись на степень своего настоящего положения или состояния за две с лишним тысячи лет назад. На всем этом протяжении их и застает наше знание. Севернее современной нам узбекско-уйгурской языковой группы была группа огузская.
Огузы, киргизы, якуты, уйгуры и тувинцы - вот в Центральной Азии главным образом древние письменные народы.
Когда в 1893 г. проф. В. Томсен (Копенгаген) расшифровал рунический (орхоно-енисейский) алфавит древних тюрков, то самого Томсена и других тюркологов очень смущало и интриговало загадочное необычное употребление глухих звуков там, где теперь почти во всех языках имеются звонкие звуки. Из соотношения букв древнетюркских рунических памятников выходит, что в языке этих (и древних уйгурских) памятников письма приходится допустить фонетические комплексы звуков рт, лт, нт в разложимых корнях, т. е. здесь могло встретиться, например, не только алтун "золото" и алты "шесть", но и алты (ал-ты) "взял", а не алды, как во всех, можно сказать, тюркских современных нам языках. Затем здесь можно встретить не только ант "клятва", как и теперь, но и анта (ан-та) "там", не только арт "зад", но и барты (бар-ты) "ходил", вместо ожидаемых форм анда и барды.
В первое время после открытия ключа проф. В. Томсена к тюркской рунической письменности в языке, главным образом огузов и уйгуров, никто не хотел считать это письмо в отношении указанных букв фонетическим. Хотели видеть здесь какое-либо влияние или остатки согдийской орфографии, условное письмо и пр., но отказывались совсем видеть в этом отображение живое речи писавших огузов, уйгуров и др.; до того это (лт, рт, нт) было необычно в фонетическом отношении для понимания и для ушей большинства специалистов-тюркологов. Поэтому никак не решались здесь передавать эти буквы при помощи глухого т, а передавали лд, нд и рд.
В живых современных нам тюркских языках этих комплексов, за редкими исключениями, - нет.
Действительно, ухо тюрка и тюрколога не могли не "резать" такие произношения и звучания, как, например, йолта "в дороге" (вм. йолда), йылта "в году" (вм. йылда), анта "там" (вм. анда), башынта "в его начале" (вм. башында). Или вот форма прошедшего времени (в древних тюркских памятниках письма): саkынтым (вм. саkындым или саҕындым) "задумался", бäртiм (вм. бäрдiм) "дал", öлÿртiм (вм. öлÿрдiм) "убил", кöртiм (вм. кöрдiм) "видел", йантым (вм. йандым) "вернулся", бартым (вм. бардым) "я пошел".
Как видим, здесь глухим звуком начинаются приставки-аффиксы прошедшего времени, местного (и исходного) падежа и некоторые другие. В неразложенных же корнях подобные комплексы звуков нт, рт, лт (мт) возможны во всех тюркских языках. Например, почти везде алты "шесть" (за исключением, например, тувинского и тофаларского языков), но алды "взял" (из ал + ды); в большинстве случаев балта "топор", но балда "в меду" (бал + да). Подобные слабые рудименты с глухими после плавных - звонких в приставках есть тоже во всех тюркских языках.
Приведу .для образца несколько примеров. Например, йоҕартын "сверху", тышkартын "снаружи", с различными фонетическими вариантами, которые не касаются приставки -тын. Еще: анартын "с той стороны" (тувинcк.), при наличии новой фонетики (и формы) аkсыҕардан "из вашего рта" (тувинск.), пурынҕартын "с востока" при тäрдäн "с неба" (тувинск.). Или казахск. ерте "седлать" вместо ожидаемого бы ерде (как и имеется в куманд.); во многих языках äртä, iртä (местн. пад.) "рано утром" (из äр, iр "раннее утро"); кирг. мурунтуk, вместо мурундуk "повод" (от ноздри животного), джыйынтыk "собрание" и пр.
Придавая большое значение глухим звукам в старых тюркских языках, отмечу и причастную форму на екен, которая теперь должна бы звучать везде, где она есть, как еген.
В 1909 г. я отправился в Центральный Китай для изучения языка желтых уйгуров. Язык этих уйгуров оказался по времени ближайшим потомком языка уйгурской (и рунической) письменности. По существу же я считаю этот язык древнее письменных языков. Здесь, в языке желтых уйгуров сохранилась старая тюркская система счета; здесь были в разложимых корнях комплексы звуков рт, лт, нт, причем первый звук оказался здесь глухим. Например, жел.-уйгурск. п'ылт'е "знал", п'ылт'ым? "узнал ли?", алт'е "взял", алт'ым "взял ли?", п'арт'е "ходил", но п'арҕан "ходивший, ант'а "там", мунт'ан п'ырынт'а "раньше,давно".В языке желтых уйгуров глухие звуки были и в некоторых аффиксах после гласных корня. Например, п'елме'т'е "не знал", келме'т'е "не приходил" и т.п. Оказалось, что у желтых уйгуров, естественных потомков древних уйгуров, и в языке сохраняются старые черты древнеуйгурского языка письменности своих былых предков.
Обращаясь к якутскому языку, могу указать, что здесь тоже имеются аффиксы с глухими звуками после гласных; например, приведу формы с притяжательным местоимением 3-го лица единственного числа: агата "его отец", бiете "его кобылица", огото "его ребенок". Форма прошедшего времени: санатым "я думал", 2-го лица санатн 3-го лица саната. Или сiетiм "я ел", сiебетi "не ел", сiебетiн "ты не ел", сiебете "он не ел". О пережиточных других явлениях в якутском языке, о чем указывали другие, я не пишу, так как подразумеваю всегда в этой статье высказывания других тюркологов, относящиеся к классификации тюркских языков и к характеристике отдельных языков.
Ко всем прочим данным, которые считаются тюркологами старыми элементами языка, мне хотелось бы присоединить сюда глухие звуки вообще и еще глухость некоторых аффиксов, начинающихся с т.
Один из западных древнетюркских языков совсем не имеет звонких звуков в своем языковом составе, а только глухие и полузвонкие - чувашский.
Исходя из этого, и чувашский язык можно считать одним из древнейших тюркских языков.
* * *
Все древние и современные нам тюркские языки можно очень хорошо разделить на две большие группы по признаку присутствия или отсутствия звука й в известных позициях ряда слов, главным образом в середине существительных, например айаk, и в конце глагольных, основ, например, kой. Если в ряде слов в известных позициях слов наличествует й, то языки, к которым принадлежат эти слова, вместе, конечно, с другими признаками, о которых говорили другие и говорю я, можно отнести и относят к новым тюркским языкам. Те же языки, в которых вместо этого й в этих же словах наличествуют другие звуки, - будут древними тюркскими языками, т. е. языками, в которых больше других сохранилось считающихся старыми черт.
Я оперирую здесь с 30-40, вообще говоря, тюркскими языками, которые очень и очень близки между собой.
К нашему времени (XX в.) тюркские языки прошли весьма долгую жизнь от племенных языков до теперешних компактных групп, весьма сходных между собой в основных чертах, при крупных же индивидуальных различиях.
Но в древности эти наши тюркские языки могли совсем не быть и не иметь тех характерных черт, которые мы теперь считаем и называем тюркскими. В течение длительного периода люди, постепенно общаясь, выработали, как средство этого своего общения, те языки, которые теперь мы имеем. Историческое объединение разнообразных племенных языков за много тысячелетий (!) в 30-40 теперешних тюркских языков, их сходство - а оно непреложный и разительный факт - дают ученым на данном этапе времени право рассматривать все эти языки за единое целое, выводить общие черты, находить иногда в этих чертах "уклоны" от общей схемы по причине заимствований и влияний со стороны других языков (иранских, арабского, финских, русского). С этой точки прения, весьма понятно и возможно даже говорить об общетюркских звуках и чертах большинства тюркских языков и наречий.
Новыми языками являются следующие: азербайджанский, алтайский (иначе: ойротский, телеутский), башкирский, гагаузский (в Бессарабии), казахский, караимский, каракалпакский, киргизский, кумандннский [10], кумыкский, кыпчакский, ногайский, ойротский (см. алтайский), печенежский [11], половецкий, саларский [12], сартовский (см. узбекский), татарский, телеутский (см. алтайский), турецкий, туркменский, узбекский, уйгурский (новоуйгурский, главным образом в Синьцзяне, Китай), (хотонский) [13], чагатайский, чулымский.
Этовсе будут новые тюркские языки, языки й (я не выделяю пока из них новейших).
Теперь к древним (и древнейшим) тюркским языкам принадлежат те, и которых в указанной позиции (и подобных по конституции словах) вместо й будут другие звуки.
Этот классификационный признак (отсутствие или наличность й) очень удобен и ясен, и он соединяется как раз в этих группах языков с комплексом других показателей, которые влекут эти тюркские языки одни - от нас все дальше и дальше (в глубь веков), а другие ближе к нам.
Если у.меня здесь в списке тюркских языков приводится наряду, например, с уйгурским, казахским и другими языками и языки хотонский, из "мертвых" - печенежский, то это отнюдь не значит, чтобы все эти языки имели или имеют одинаковое жизненное и культурно-политическое значение.
Древние тюркские языки. К древним (и древнейшим) тюркским языкам принадлежат те, в которых в этой позиции в словах вместо й будут другие звуки:
р : ура "нога", хур "класть" - булгарский, чувашский, хазарский (ср. дальше з);
д : адаk, kод - язык рунической письменности ("огузский"), язык древней уйгурской письменности, тувинский язык (раньше или урянхайский, или сойонский, или сойотский), тофаларский (раньше карагасский), язык мусульманско-уйгурской письменности или старочагатайский язык;
т : атах, kуот - якутский (словарь Э. К. Пекарского, стлб. 1234-1235); долганский;
з : азаk, kоз - хакасский (состоящий из нескольких наречий: койбальского, бельтирского, качинского, сагайского, кызыльского [14] и др.), шорский, уйгурский (желтых уйгуров провинции Ганьсу, Китай) [15], хазарский (? - ср. выше р).
Для решения вопроса о древности того или иного тюркского языка имеет значение, разумеется, не только эта вышеприведенная характеристика по звуку и или его отсутствию и не только глухие звуки. Я же имею в виду здесь, в этой статье, одну только фонетическую сторону дела; яснее всего здесь исторически намечается тенденция "опереднения" звуков.
В конце слова, например, имеет значение наличие заднеязычных ҕ и г для более старых тюркских языков. В более новых же языках эти звуки (ҕ и г) изменяются и, с течением времени, дают или полугласный звук, или долгий гласный (в сумме с другими фонетическими данными), или совсем исчезают, т. е. происходит, как я называю, опереднение звуков. В этом отношении тюркские языки можно разделить тоже на древние и новые языки.
Древние языки следующие (таҕ "гора"): (азербайджанский), караимский, огузский (рунической письменности), половецкий (таҕ, тау), саларский, тофаларский, тувинский, (турецкий), (туркменский), узбекский, уйгурский: а) новоуйгурский, б) древнеуйгурский, в) язык желтых уйгуров; хакасский, чагатайский, шорский.
Новые языки: азербайджанский, алтайский (раньше: ойротский), башкирский, гагаузский, казахский, каракалпакский, киргизский (тō), кумыкский, ойротский (ту) (теперь: алтайский), половецкий (таҕ, тау), татарский (тау), телеутский (см. алтайский), турецкий (дā, даh), туркменский (даҕ), чувашский (ту), якутский (тыа).
Приблизительно такие же чередования по языкам происходят с этими звуками (ҕ, г) и в середине слова между гласными. Например, в более древних языках здесь сохраняются заднеязычные, а в более новых они изменяются в другие звуки. Например: соҕыk "холодный" - др.-уйгурский; соҕаk - н.-уйгурский (савуk); соҕуk (соуk, совуk), - турецкий язык, н.-уйгурский (Вост. Турк.); совуk - туркменский (но ср. аҕыр "тяжелый"); сувух - караимский; сывыk - казанский татарский язык (ср. суk); сōk - алт., лебединск. (ойротский), тувинский, шорский язык, хакасский, половецкий; суk, сувуk - телеутский, казанский татарский язык, казахский; сiвве, сiве - чувашский язык.
Примеры на звуки палатального ряда: äлиг - пятьдесят, рунический письменный, уйгурский письменный; äлиk - н.-уйгурский, чагатайский, узбекский; ilik - н.-уйгурский; elig - саг., койб., качинский; älli - турецкий, туркменский; elÿ - киргизский (словарь Радлова, I, 821); älÿ - казахский; älli - казанский татарский, тобольский, башкирский, алла - чувашский.
В отношении начальных звуков слова можно сказать, что в древних языках преобладали глухие, как и в других случаях.
Относительно й - дж, ч, ш, ж я могу сказать предположительно, что более древними здесь были шипящие и свистящие звуки дж, ч, ш, звук же й был в очень малом и редком употреблении (в начале слов), в письменном языке древних тюрков и у ближайших потомков их теперь по языку - желтых уйгуров.
Для характеристики тюркских языков в фонетическом отношении очень удобно еще в качестве примера провести по языкам слово со значением "пеший", так как это слово имеется (с фонетическими вариациями) почти во всех языках:
р: сьуран - чувашский;
т: саты - якутский;
д: чадаҕ - тувинский;
йадпҕ - язык письменностей: уйгурской и рунической;
з: чазаҕ - хакасский;
йазаҕ - жел.-уйгурский;
й: йайаҕ - чагатайский, н.-уйгурский;
джайау - казахский;
йайу - алтайский, телеутский (ойротский);
йайа, йайан - турецкий;
джäйäу, йайáу - казанский татарский.
Древнейшие тюркские языки
Переходя к более детальной классификации тюркских языков в историческом аснекте, можно назвать на основании всего вышеупомянутого в числе древнейших тюркских языков, т. е. языков, в которых более всего сохранилось старых форм, следующие языки: булгарский (остатки языка сохраняются в венгерском языке и в надписях на намогильных памятниках Волжской Булгарии XIII-XIV вв., ср. чувашский, ближайший потомок булгарского языка); уйгурский (язык желтых уйгуров китайской провинции Гань-су); чувашский (ср. булгарский); якутский (якутский язык, долганский язык).
Все эти тюркские языки я считаю древнее языков, сохраненных нам в письменных памятниках, главным образом огузов и уйгуров, по большему количеству предполагаемых старых элементов [16].
Древние тюркские языки
После этих древнейших идет группа древних тюркских языков:
"Огузский" - язык памятников тюркской рунической письменности Монголии и Китайского и Советского Туркестанов. Разумеется, все эти памятники принадлежат разным народам (огузам, киргизам, тувинцам, уйгурам) и писаны литературным языком на разных наречиях; при моем аспекте рассмотрения все это не разрушит здесь общего построения.
Тофаларский (карагасский).
Тувинский - раньше: урянхайский, сойотский, сойонский.
Уйгурский - язык главным образом буддийской письменности, а также памятников христианских, манихейских и мусульманских, юридических документов и пр. V-XIII вв. Ср. выше замечание об "огузском" языке.
Хакасский - прежде главным образом: койбалы, бельтиры, сагайцы и качинцы.
Шорский - в Кузбассе.
Новые тюркские языки
Азербайджанский - Азерб. ССР и Иран.
Гагаузский.
Кумандинский - б. Кузнецкий и Бийский уезды б. Томской губ.
Куманский - куманы - самоназвание половцев; ср. половецкий.
Кыпчакский - язык грамматик на арабском яз. XI; XIII-XV вв.
Печенежский - IX-X вв.: надписи тюркскими рунами на золотых сосудах так называемого клада Аттилы в Венгрии.
Половецкий - памятник Codex Cumanicus XIII-XIV вв.; русский перевод названия - "куманский".
Саларский - в провинции Гань-су, Китай, около г. Сюн-хуа-тина, на р. Хоан-хэ.
Турецкий - Турция.
Туркменский - Туркменская ССР, Северный Кавказ и Сирия.
Узбекский - СССР и Афганский Туркестан.
Уйгурский - н.-уйгурский яз.; главным образом в Восточном Туркестане, а также Казахской, Узбекской, Киргизской, Туркменской ССР. Уйгурский язык распадается в Восточном Туркестане на ряд диалектов по оазисам: Кашгар, Хотан, Аксу и др.; особенно надо выделить диалект Лоб-Нора.
Чагатайский - письменный язык высшего стиля тюркского языка Средней Азии XV-XIX вв.
Чулымский - бассейн р. Чулыма Западной Сибири.
Новейшие тюркские языки следующие: алтайский (ойротский, телеутский), башкирский, казахский, каракалпакский, киргизский, кумыкский, ногайский (ойротский), татарский (казанский татарский, касимовский татарский, мипарский, язык татар Западной Сибири и др.), телеутский (алтайский, ойротский), (чувашский), (якутский) [17].
Интересно отметить, что в якутском и чувашском языках рельефно, наряду с фактами глубокой языковой старины, - что позволяет зачислить якутский и чувашский языки в группу древнейших тюркских языков, - есть и самые новейшие явления тюркской фонетики. Например, исчезновение ряда задних - конечных звуков, опереднение их и таковое же исчезновение задних в середине между гласными. Например: рунич. äлiг "рука"; в якутском языке будет новая форма iлi, вместо рунич. таҕ "гора" в якутском тыа (с изменением значения "лес") или чувашск. ту "гора", сiве "холод". Или, например: др.-уйгурск. баҕыр "печень", якутск. быар; др.-уйгурск. оҕул "сын", якутск. уол и т. п. Это дало - конечно, с другими фактами - основание В. В. Радлову утверждать, что якутский и чувашский языки есть языки новые (и даже в основе своей не тюркские). Надо думать, что чувашский и якутский языки в этом отношении прошли очень длинный исторический путь, когда здесь, наряду с другими древними языковыми фактами, мы имеем в этих словах почти бесследное исчезновение конечного звука г, т. е, весьма новое фонетическое явление [18].
Относительно, например, вышеприведенных чувашских слов ту (см. выше) и сiве можно и следует добавить, что, наряду с подобными "новыми формами", в чувашском языке можно встретить много слов и древней формации: например, пiлек "поясница", ср. в других тюркских языках бел, чувашском пiлек, ср. в других тюркских языках бäш "пять", чувашском тäлäх (арäм) "вдова", ср. в других тюркских языках тул.
Можно поставить эти языки (чувашский и якутский) по этим новым, позднейшим фактам в историческое же соотношение с новейшими языками, и, таким образом, если эту классификацию выразить в виде круга или кольца, то естественно, что якутский или чувашский язык должен совпасть по новым явлениям и оказаться рядом с новейшими тюркскими языками (например, татарским, казахским и др.), и, таким образом, здесь будет выдержана та мысль, что по своей "изначальности" западнотюркские языки ничуть не моложе своих древнейших восточных представителей.
Несколько слов об азербайджанском языке. Тюркологи-азербайджанцы поставили одним из основных вопросов в истории этого языка проблему албанского языка. Но, вместе с этим, второй задачей, стоящей перед историей азербайджанского языка, как пишут сами же азербайджанцы, является выяснение роли кипчакских элементов в образовании нового азербайджанского языка X-XI веков.
У меня, как видел читатель, азербайджанский язык причисляется тоже к новым тюркским языкам, на основании главным образом современной нам структуры этого языка [19].

________________________________________
Примечания
1. "Фонетика северных тюркских языков", Лейпциг, 1882 (на немецком языке), стр. 280-291.
2. СПб., 1902, 67-й полутом, стр. 159-162, статья "Турецкие наречия и литературы".
3. Ср. "К вопросу о классификаций турецких наречий", см. "Бюлл. Организац. комиссии по созыву 1-го Всесоюзн. тюркологического съезда", № 2, Баку, 1926, стр. 3-6.
4. Изд. Института живых восточных языков, Пг., 1922.
5. "Этнографическое обозрение", М., 1910, кн. 84-85.
6. В "Рабочей хронике" Института востоковедения АН СССР (Ташкент, 1944), на стр. 40, в отделе "Научные доклады", значится доклад проф. А. К. Боровкова (только заглавие) "Киргизское возвратное местоимение öз "сам" и вопрос о классификации тюркских языков".
7. Ср. находки неандертальцев и их стоянок, Большая сов. энциклопедия, т. 40,. 1938, стлб. 648-649; т. 41, 1939, стлб. 416-418.
8. См.: Н. И. Ашмарин, Болгары и чуваши, "Изв. Об-ва археол., истории и этнографии, XVIII, вып. 1-З, 1902; А. П. Смирнов, Древняя история Чувашского народа, Чебоксары, 1948; П. И. Третьяков, Памятники древнейшей истории чувашского Поволжья, Чебоксары, 1948.
9. Ср. К. Ф. Смирнов, О погребениях роксолан, "Вестник древней истории", 1948, I, стр. 218-219.
10. Н. А. Калаяаков, Н. И. Филатов, Кумандинский букварь, Новосибирск, 1933; Н. П. Дыренкова, Кумандинские песни, "Советский фольклор", 1941, № 7, стр. 82-90; Н. П. Дыренкова, Охотничьи легенды кумандинцев, сб. Музея антропология и этнографии, т. XI, стр. 110-132.
11. См. "Библиография Востока" (1936 г.), Л., 1937, вып. 10, стр. 168-169 (рецензия С. Е. Малова).
12. Поярков и Ладыгин, Салары, "Этнографическое обозрение", 1893, № 1.
13. См. "Записки Восточного отд. Русского археологического общества", т. XXIII, Пг., 1916, стр. 265-290.
14. Н. П. Дыренкова, Грамматика хакасского языка, фонетика и морфология, Абакан, 1948; Н. Г. Доможаков, Описание кызыльского диалекта хакасского языка, Абакан, 1949.
15. С. Е. Малов, Живая Старина, 1912, XXI, вып. 1., СПб., стр. 214-220.
16. О классификации древних тюркских языков В. В. Радловым см. Dr. W. Radloff, Alttürkische Studien, V, Изв. Академии Наук, 1911, стр. 427-452: Die Alttürkischen Dialekte; его же, Aus Siberien, zweite Ausgabe, Leipzig, 1893, стр. 221.
17. Списки тюркских языков и наречий см., кроме того, в следующих изданиях: Н. Ф. Катанов, Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня, Казань, 1903 г.; П. Г. Иванов, Краткие общие сведения о турецко-татарских наречиях, "Язык и литература", сб. материалов Томского педагогического техникума, ч. 2, Томск, 1928, стр. 70-77; М. Д. Сигорский, К вопросу о транскрибировании имен авторов на турецких (тюркских) языках СССР, "Советская библиография", сб. I, М., 1934, стр. 98 и след.; здесь список тюркских языков, стр. 118-128.
18. Ср. тувинский язык, где, например, имеются подобные же сокращения и стяжения.
19. М. А. Ширалиев, Изучение диалектов азербайджанского языка, "Изв.. АН СССР, Отд. лит-ры и яз"., т. VI, 1947, вып. 5, стр. 432-433.
 
2010 © При использовании материалов сайта ссылка на http://www.chgign.ru обязательна